Евфразиева базилика

Самая ценная культурная достопримечательность Пореча, Евфразиева базилика, была внесена с список мирового наследия ЮНЕСКО в 1997 году. Раннехристианский комплекс является единственным сохранившимся памятником того времени в мире.


Построенная во времена епископа Евфразия, в 6 веке, она состоит из атриума, баптистерия, епископского дворца, мозаик и остатков сакральных объектов 3-4 вв. Мозаики, которыми украшена базилика входят в ценнейшее наследие византийского искусства, а благодаря мозаикам на полу и сохранившимся надписям можно узнать о времени ее постройки и обновлениях.

Введение- возникновение Базилики

> В долгой истории города Пореча, относительно короткий период времени навсегда меняет его судьбу. В маленьком провинциальном городе на периферии умирающей Римской Империи в 6 веке происходит чудесное превращение.

В попытке восстановить единство Империи, император Юстиниан на короткий период создает иллюзию единства, но не только территориального и политического единства. Объединение направлено на возврат блеска античной культуры. Во время полного расцвета эпохи Юстиниана, епископ Пореча Евфразий на месте старой городской базилики воздвиг свой кафедральный собор, включив в него ряд вспомогательных построек, которые все вместе составляют один из самых больших архитектурных комплексов того времени. Здесь, вдоль северного края полуострова, на котором несколько веков назад построена модель римского города Парентиума (лат. Parentium), вкус, стиль, блеск и богатство Востока будет превращаться во что-то новое, что станет настоящим ориентиром того времени.

Вкусу епископа Евфразия, привыкшему к роскоши Востока, никак не соответствовало состояние провинциальной летаргии, которая характеризует Пореч, Истрию и большую часть раздробленной Римской Империи. Принимая во внимание огромные масштабы строительства, он только частично применил свои амбициозные идеи по отношению к унаследованной античной базе, а в большей части здесь он применил такие строительные и культурные инновации, которые тогда Западу были неизвестны. Эти инновации касаются как организации пространства в Базилике, особенно ее восточной части, так и иконографии, которую епископ при помощи лучших мастеров, которых он привел с собой, воплотил в мозаике, покрывающей внутренние стены.

Великий поречский епископ полностью подчинил эту церковь себе: он вписывал здесь свои инициалы на многих видных местах, а в мозаике апсиды он зашел в пространство, предназначенное исключительно для святых и мучеников, а также самим Богородице и Христу, недвусмысленно показывая место, где он видит себя. Этот более авторитарный, нежели нарциссический жест, кроет в себе множество сообщений, а прежде всего то, что касается отношения епископа к Папе, который его проклял и объявил отступником. И действительно, эпоха Евфразия, которая и сейчас так ясно и отчетливо проступает из его Базилики и всего комплекса, к которому она относится, эта эпоха превратила маленький городок Пореч из безликого серого гордка в неповторимый культурный центр.

Придя в Пореч в середине 6 века, Евфразий застал город далекого прошлого. Его видимый слой соответствует по всем параметрам типичному провинциальному позднеантичному городу, со следами былых невзгод, что в буквальном смысле означает вид города, где толпы варваров, только что покончили с богатыми традициями. Правда и то, что фактор расположения защитил Пореч, Истрию и другие периферийные зоны Империи от жестких варварских вторжений, которые происходили на основной территории. Рим умирал здесь с временной задержкой.

Принимая епархию в Порече, Евфразий приходит во главе прекрасно организованной христианской общины, которая в своей долгой традиции дала Церкви нескольких святых мучеников, среди которых и святой Элеутерий и особенно важный святой Мавр (Maurus) – епископ, который во время больших преследований был убит со всем своим духовенством и многими мирянами. Однако, период, начиная со времени прошлых гонений христиан в начале 4 века до времени второй половины 6 века, когда Пореч с епископом Евфразием переживает свой полный расцвет, наполнен усилением церковной власти. Этот факт подтверждается прежде всего многочисленными религиозными постройками по всей Истрии, среди которых особенно важна базилика Пореча. Вторая половина 5 века наполнена варварскими набегами на сам Рим и на ключевые города Империи. Аларих, Гуни с Атиллом, Одоакар, который в 476 году становится королем Италии и которого в 493 году заменяет Теодорих, оставляют Истрию, в некотором роде, в стороне от внешних силовых преобразований. В конце 5 века Истрия является частью Восточно-готического государства Теодориха, а во время правления Юстиниана она, в 539 году входит в состав Римской Империи, в качестве восточной ее части. И становится частью Византии.


Период до Евфразия

Когда в середине VI века епископ Евфразий затевает свои большие, и не только строительные предприятия, он не начинает на пустом месте. На территории, где располагается его величественная базилика и ряд других объектов, уже существовали более ранние сакральные постройки, которые датируются IV веком, скорее всего сразу после 313 года. Пока христианство еще не было признано, первые сообщества приспособили некоторые существующие объекты для совершения обрядов. Первому ораторию, чьи остатки найдены в помещении у самой Евфразиевой базилики, принадлежали напольные мозаики, на которых изображены мотивы завитков, меандров, а также рыб, которые несомненно указывают на свое символическое значение. В верхней части квадратной мозаики располагаются имена донаторов, которые помогли выполнить эту прекрасную мозаику. Похожие примеры с именами донаторов находятся на мозаиках, выкопанных под северной частью Евфразиевой базилики. Из всех этих мозаик и сохраненных надписей можно точно вычитывать фазы строительства, адаптаций, ремонта, другими словами – динамику жизни христианского сообщества в Порече в период до Евфразия. С одной из каменных плит с надписью мы узнаем о переносе тела святого-мученика , епископа Мавра, с кладбища за городом на место, где хоронили епископов.Этим местом является новый зал, построенный рядом с прежним ораторием и имеет ту же форму, тем самым создавая двойную базилику,basilicae geminae


Застигнутое состояние

Когда в V веке строится новая базилика больших размеров, она вырастает между уже существующими сакральными объектами. Это трехнефный зал прямоугольной формы без апсиды, которая в восточной части имеет полукруглую стенку для сидений священников, как и другие истрийские церкви V века, и она появилась под влиянием архитектуры восточного побережья Адриатического моря, а также Византийского востока. Эти влияния местные строители внедряли в свое наследие из старохристрианского периода и римской светской архитектуры. Стены выполняются из необработанного камня, который требует толстые слои штукатурки и дополнительное укрепление похожее на плоские пилястры. Это было бы основным убранством, которое в середине VI века встречало Евфразия в его новой епархии. Под центральной картиной в апсиде его базилики, на которой доминирует лик Богородицы с Иисусом, в окружении епископа Евфразия, архидьякона Клаудия, мученика святого Мавра и остальными, находится надпись на латыни, объясняющая причину большого строительства Евфразия. В переводе она гласит: Вначале он было содрогнулся и был разрушающийся храм в опасности от полного разрушения и не был укреплен силою, тесный и не украшен золотом, а прохудившаяся крыша держалась одной милостью. Когда заботливый и отданный вере священник Евфразий увидел, что его обители угрожает опасность от разрушения, решает он разрушить ее до основания и заложить новый храм. То, что вскоре видишь сияет в золоте (он) украсил, закончив начатое и большими дарами одарил, призывая имя Христово ознаменовать церковь, радуясь творению.Это признание епископа не отвечает истине в полной мере. Базилика, которую застал Евфразий, не была в совсем развалиной и скромной убранствами. Части ее стен и основания колонн послужили в строительстве новой церкви. Что касается мозаик, они то же присутствовали в базилике V века. Причины стоит искать во вкусах нового времени и окружения, из которого приходит Евфразий в Пореч. Милан Прелог, великий историк искусства, без чьх исследований и опубликованных работ и история города Пореча, и Евфразиева комплекса во многом были не ясны и бедны, выделяет именно факт внешнего, то есть византийского влияния на местную традицию, как решающий для понимания инициативы Евфразия. Именно поэтому и инновации, которые здесь проведены, а целью которых было соединить удаленные территории Средиземноморья, поднимают эго дело на столь значительное место в истории искусства. Конструкция базилики, и прежде всего организация внутреннего пространства, пластические элементы и иконография настенных мозаик, представляют собой исключительно важные моменты в развитии западного искусства и включения в него импульсов, начатых в восточной части разъединенной Римской Империи. Одним из этих крупных инновационных элементов является и восточная часть Евфразиевой базилики, который заканчивается тремя апсидами: главному нефу отвечает большая, которая снаружи имеет форму многоугольника , в то время как две боковых апсиды получают свою апсиду в форме полукруглого углубления в толщу стены, которая снаружи ровная. Таким способом, впервые на Западе была построена трехнефная базилика с трехапсидным завершением, то есть с тремя визуальными и культовыми центрами и тремя отдельными алтарями, заключенными в одном пространстве, как одно целое


Епархия

Евфразиева базилика является центральной частью большого архитектурного комплекса, построенного в одно и то же время с использованием кирпича.Здание Епископского дворца является самым большим строением, которое в некоторых частях сохранило свой первоначальный вид. Оно находится к северу-западу от самой базилики и связано узким коридором с ее притвором. Это было простое двухэтажное здание прямоугольной плана с большой апсидой. Прекрасный центральный зал на первом этаже - зал для официальных приемов (salutatorium или segretarium(лат)), в котором перед апсидой был вход (трибелон), от которого сохранились лишь фрагменты: колонна с капителем и арки с остатками штукатурки и мраморными декоративными элементами; этот зал использовался для нелитургических приемов епископом верующих и просто всех желающих.


Помещения базилики

Входную часть рядом с самой базиликой формирует нартекс, построенный на месте бывшей улицы, а пространство перед нартексом принадлежит красивому открытому атриуму с квадратной основой. На противоположной стороне от входа в базилику находится баптистерий. Эта постройка восьмиугольной формы происходит из периода до Евфразия и опирается на архитектуру традиции поздней античности. Структура стен и деревянная конструкция крыши являются результатом работы местных строителей. У северо-восточного угла базилики построена мемориальная часовня, планировка которой немного отличается от остальных построек из ее непосредственного окружения. Трехлистное строение часовни, в которой хранились реликвии, перед своим входом имеет овальный дворик. Три наружные полукруглые апсиды часовни получили многоугольную форму, а на все здании в XIX веке были проведены реставрационные работы. И атриум, и баптистерий, а также и части стен базилики были по большей части взяты с построек, которые предшествовали Евфразию. Между тем, адаптации и, более всего прочего, новая организация целого, говорит об очень точной концепции, в рамках которой епископ формировал свой большой комплекс. Именно от этой концепции веет духом нового времени и смелого предвидения Евфразия. Видимые знаки присутствия Евфразия, но и духа востока, мы найдем в богатом убранстве интерьера базилики. Нефы между собой отделялись двумя рядами из двадцати аркад, которые по своим западным и восточным краям соединяются с пилястрами на стенах. Аркады создают колонны из серого мрамора, которые располагаются на красиво сформированных постаментах, а в верхней части заканчиваются капителиями, над которыми находятся круглые медальоны с монограммой Евфразия. Капителий неоднозначно указывает на происхождение эстетических взглядов Евфразия. Варьируются ли коринфские композиционные капителии или раскрываются ли грани пирамиды богатой резьбой, которые создают орнаменты, похожие на плетение или стилизованную растительность, в них всегда ясно видна утонченность византийского искусства. Этому пластическому убранству базилики Евфразия необходимо добавить и ряд мраморных плит ограды, украшенных мелкими рельефами с символическими изображениями (крестами, монограммами, птицами, оленями, стилизованными рогами). В аркадах в северной части сохранена штукатурка, которая в первобытной форме была цветной. Этому визуальному блеску следует добавить и инкрустации в нижней части апсиды. Части разноцветного мрамора и перламутра покрывают стены, создавая фантастические орнаменты. В апсиде расположены и мраморные сидения для священников, которые с бока закрывают мраморные панно с рельефами дельфинов, в то время как в центре полукруга воздвигается епископская кафедра


Стены

Если мы переведем свое внимание с пространства на стены Евразиевой базилики, тогда мы и здесь, в блеске мозаик найдем высочайшие произведения искусства. И здесь мы увидим инновацию в иконографии, впервые примененную на западной территории. В Порече Богородица занимает центральное место в апсиде, которое до того момента принадлежало Христу. Она сидит на престоле и держит на коленях маленького Иисуса одетого в римскую священную одежду и с поднятой правой рукой для благословения. С обеих сторон рядом с ней стоит ангел, который возглавляет группы, желающие ее поприветствовать. С левой стороны к ней подходят три безымянных мученика с венками в руках и ореолами над головами. Они, как и ангелы, одеты в римские торжественные тоги. С другой стороны, за ангелом ступает святой Мавр, изображенный тем же способом, что и предыдущие трое мучеников, но со вписанным в ореол именем. Этот епископ Пореча и святой ведет исключительно интересную группу, которую составляют живые люди, три современника: епископ Евфразий, который в руках держит модель своей базилики, архидьякон Клавдий, брат Евфразия и мальчик между ними, из надписи узнаем, что он является сыном архидьякона и зовут его, как и дядю, Евфразий. Безусловно, нужна была определенная смелость, чтобы донатор с еще двумя современниками, и то близкими родственниками, вступит в пространство, предназначенное намного более важным, высшим ликам и при этом из небесной иерархии. Между тем, Евфразий очевидно не был обычным смертным и бунтовщиком, которые дерзнул менять строгие церковные нормы. Ангелы и святые мученики из группы, которая окружает Богородицу на престоле, несмотря на красивые римские одеяния, имеют довольно типизированные лица и жесты. В противовес им, лики живых изображены без ореола, индивидуализированно, как на портретах.


Мозаики

Богородица, расположенная на верхней части апсиды является центральной фигурой Евфразиевой базилики. Богоматерь держит младенца Иисуса в окружении святых и ангелов. Иисус и Богородица являются центральными образами христианства. Есть в христианской иконографии один образ, где лики Богородицы и Христа, ее Сына и Бога, сильно сближаются, переплетаются друг с другом. Это - Благовещение, момент, в котором Бог входит в человеческое тело Марии. В иконографии Благовещение основано на Евангелии от Луки, дополненного апокрифными работами протоевангелия от Иакова, апокрифами псевдоматфеевым Евангелием и более поздними временными мотивами из проповедей и мистической литературБлаговещение в иконографии присутствует с ранних времен, мы находим его уже 4-ом столетии в римских катакомбах, в то время как в 5-ом столетии это явление в иконографии развивалось как везде присутствующий образ с четко стандартизированными положениями, жестами и выражениями. Богородицу обычно изображают в сидячем положении на троне, как правило с прялкой и пряжей в руках, ангелом в ногах, одетым в блестящем античную одежду. Именно так она изображена и в Порече. Однако, так как мы говорим о 540 году, эпохе Юстиниана и византийском периоде, Богородица одета в Византийскую одежду, голова ее частично покрыта накидкой, названной мафорином. Это покрытие имеет свое значение: оно является символом девственности, и было, вероятно, взято из сирийского искусства. Мария сидит на троне, опоры которого сливаются с опорами Базилики, церкви. Это изображение имеет свой источник в комментариях Св. Амброзия, который, говоря о Благовещении из Евангелия от Луки, обращает наше внимание на связь, идентификацию Марии и Церкви. Более детально -Церковь, как и Мария в Благовещении, является переполненной Святым Духом. В своей левой руке Мария держит фиолетовую нить, показывая, что ангел застал ее за работой. Факт удивления обозначен здесь жестом правой руки Марии, которую она перемещает к своей немного склоненной голове. Красивая фигура ангела, повернутого наполовину к нам, что и было характерной чертой того времени, приветствует ее правой рукой, в то время как в левой он держит ангельский жезл. Он одет в блестящую античную одежду, складки которой следуют за быстрыми движениями тела. Это движение выражено широко расставленными ногами, и правой ногой, которая пальцами касается земли. Напротив Благовещения в апсиде Баилики Евфразия - изображение Визитации. Два стройных женских лика, Марии в фиолетовом и Елизавета в желтых одеждах, ясно показывают свою беременность. Позади Елизаветы - фасад здания, через дверь которого проглядывает девичий лик, с рукой, прикрывающей рот. Этот жест, полный очаровательной любознательности, придает двум главным изображениям еще более достоверный и священный ореол. Мария и Елизавета относятся к другой иерархии ликов: они являются небесными избранницами, которые в своем теле носят людей, которые изменят судьбу мира и своего времени. Между этими двумя главными сценами из жизни Марии, в центральной части апсиды и в специальных местах между окнами, находятся лики святого Захария, ангела и святого Иоанна Крестителя.

В более низкой части триумфальной арки есть тринадцать круглых медальонов. В центре - Христос, изображенный как Agnus Dei, а на каждом другом изображении – имя святого. Как завершающая часть мозаики, на фронтальной стене апсиды, находится фриз (бордюр), на котором мы можем видеть практически одинаковые лики святых с Христом в центре. Христос изображен как молодой король, который, сидя на земном шаре, управляет вселенной. Апостолы, в монотонном ритме, симметрично располагаясь с каждой стороны, подчеркивают центральную фигуру божественного правителя. В руках, покрытых плащами, они держат атрибуты, а между округлых ореолов видны надписи с их именами.

В верхних зонах боковых апсид сохранились также фрагменты мозаики с почти идентичными изображениями: большая фигура Христа, появляющаяся из стилизированных облаков, надевающего лавровые венки на головы двух мучеников.

Мозаики покрывали не только интерьер церкви – мы видим их и снаружи, на фронтальной стороне над притвором. Из сохраненных частей, нам с трудом удастся составить изначальную картину мозаики, учитывая, что, например, мозаики, на верхней части почти совсем исчезли, а в нижней части были изменены во время реставрационных работ в конце XIX века. На разрушенных мозаиках на фронтоне было изображение Христа, который сидит на земном шаре, а под ним текут четыре стилизованные небесные реки, а с левой стороны стояло по четыре апостола. В нижней части по краям находилось по два апостола, в то время как на центральной части, отделенной окном, изображено семь апокалиптических подсвечников.


Киворий

Когда после долго периода кризиса и увядания, в 13 веке, город Пореч начал понемногу восстанавливаться, это стало ощутимым и в кафедральном соборе. Спустя семь веков после Евфразия, в помещение его базилики помещается новый шедвр – в 1277 году построена новая большая мраморная дарохранительница, автором которой является известный поречский епископ Отон.

Балдахин, декорированный мозаикой, поддерживается четырьмя мраморными колоннами VI века, до 1277 года бывших частью старого кивория. На фронтальной стороне кивория изображена сцена Благовещения. Разные эпохи, конечно, внесли ряд заметных изменений. Тот факт, что образы Марии и Гавриила находятся в разных помещениях - в настоящее время в треугольной композиции над аркой - совершенно точно повлек за собой и другие композиционные изменения. На левой стороне – ангел, руки высоко подняты в знак приветствия и через плечо у него перекинут кабуцей(ангельский жезл). Он ступает более мощно, что хорошо иллюстрируется складками его одежды и выбранным углом раскрытых крыльев. Пространство между ангелом и девой Марией и с одной и с другой стороны заполняет собой изогнутое дерево. Мария здесь стоит перед престолом, за которым опять мы видим здания. Выражение ее лица, наклоненная голова с отпечатком озабоченности – все это сопровождается жестом ее правой руки: открытая ладонь, воздетая к небу. Новое время пытается выразить душевные состояния с большим количеством риторики. Епископ Отон, в каком-то смысле, возможно, в меньшей степени возобновил процесс, который намного раньше, чем он, начал его великий предшественник. Это процесс взаимопроникновения одного культурного слоя в другой. И сейчас, также как и в 6 веке, используются элементы из прошлого, чтобы вплестись в настоящее. Ранневизантийские колонны и капители поддерживают конструкцию нового готического навеса, покрытого мозаиками, которые нам ясно дают почувствовать, что завершается одна традиция и начинается другая, в которой элементы Византии становятся все более незаметными, чтобы скоро и вовсе исчезнуть. В середине 6 века Евфразий привнес дух Византии в Пореч, который на несколько столетий вперед явно определил этому городу четкое культурное и политическое направление; так и, начиная от кивория Отона мы можем говорить о начале нового периода. Эти мозаики и стрельчатые арки кивория раскрывают нам свое венецианское происхождение. Однако, они, в некотором смысле являлись более продвинутыми, отличаясь таким образом от вкусовых пристрастей, господствовавших в те годы в Венеции. Мы говорим более передовые, потому что они имеют очевидные характеристики, свойственные палеологическому периоду восстановления живописи в Константинополе.


Влияние Венеции

В святыне собора в Порече снова встречаются Восток и Запад, но сильнее сейчас чувствуется влияние Венеции. Венеция и Пореч вместе выйдут из доминирующего византийского круга и повернутся в сторону Запада. Эту ориентацию мы ощутим и во всех более поздних переменах и дополнениях инвентаря. Как в соборе, так и в городе. Это чувствуется и в немного наивных настенных росписях XV века, которые сохранены лишь фрагментарно, а также в преобритении полиптиха Антонио Виварини, и в ряде других работ, которые возникают в Порече или ввозятся на длительный период.


 

Add to favorites Remove from favorites